“Нина, доченька, это папа!” – раздался в трубке тихий старческий голос. Это был отец Нины, которого она не видела 30 лет.

-Нина, доченька, это папа, – тихий старческий голос в трубке лишь отдаленно напоминал бодрый отцовский, каким Нина его помнила с детства.

Такой подарок на свое пятидесятилетие она не ожидала. Общаться с отцом она перестала, когда ей было шестнадцать лет. Тогда он ушел к другой женщине, вернее уехал за три тысячи километров.

Алименты платил исправно. Иногда звонил, но Нина никогда с ним не разговаривала. Не хотела его слышать. Считала предателем и жалким трусом.

Те события многолетней давности не отпускали ее. Уходу отца предшествовали тяжелые события в семье. У Нины родился брат с целым набором труднопроизносимых и неизлечимых болезней, тяжелый инвалид. Маме предлагали от него отказаться, предупреждали, что жить он будет недолго и в муках.

Мама брата забрала домой. Назвали его Димой. Прожил он пятнадцать месяцев. Это были самые страшные месяцы в жизни Нины. Она слышала, что такое горе иногда сплачивает семью. Делает сильнее. Но их семья разрушилась.

Сначала мама боролась за жизнь брата, потом смирилась и пыталась просто облегчить его состояние. Отец редко появлялся дома. Он ездил в командировки. Наверное, выпрашивал их, чтобы не быть дома.

Однажды Нина заметила, как сильно изменилась мама. Из веселой и жизнерадостной молодой женщины она очень быстро превратилась в вечно плачущее депрессивное существо.

К концу жизни брата Нина уже заботилась о нем сама. А мама целые дни проводила в постели не в силах встать. Отец только виновато смотрел, мало говорил и спал на диване, когда ночевал дома.

После смерти Димы отец ушел из семьи. Он даже на похороны не приехал. Был в командировке. Все эти хлопоты легли на Нину. Помогли родственники. Но основные тяготы вынесла на своих плечах шестнадцатилетняя девчонка.

А потом заболела мама. Впрочем, она болела вместе с Димой. Ее депрессия оказалась началом тяжелого психического заболевания. И через месяц после похорон маму положили в психиатрическую больницу.

Нина училась в девятом классе. Тетя предлагала переехать к ней. Но девочка сказала, что справится сама. И осталась одна в трехкомнатной квартире.

Спасали вечные хлопоты: выучить уроки, приготовить еду, убрать в квартире, съездить к маме на другой конец города. Весь этот круговорот затянул и не выпускал. Оно и к лучшему, думала Нина.

Часто приезжали родственники, но это не радовало. Их разговоры вокруг проблем семьи только доводили до слез. А Нина хотела больше думать о хорошем, о том, что беды все равно когда-то закончатся.

Разрядку давали книги. Огромная библиотека прадедушки-профессора помогла девушке пережить это трудное время. Воображение уносило далеко от серых одинаковых будней.

Благодаря книгам, Нина решила продолжить учебу на филфаке местного университета. Впереди был десятый выпускной класс.

Об отце она думала каждый день. Ей катастрофически не хватало его поддержки, его любви. Она помнила, как славно жила семья до маминой беременности, как тепло родители относились друг к другу.

Невозможно было поверить, что так все могло измениться, что ее заботливый и добрый отец оказался предателем. Он бросил жену и дочь в самое трудное время. Скрылся, найдя утешение с другой женщиной.

Когда у Нины начались летние каникулы, выписали маму. При постоянной лекарственной поддержке она чувствовала себя довольно сносно. Но нуждалась в постоянном внимании. И девочка старалась, как могла.

Теперь помощь родственников оказалась очень кстати. Их можно было оставить с мамой, чтобы уделить время себе.

Этим летом Нина познакомилась с Олегом, студентом университета, куда она сама собиралась поступать через год. Эти отношения дали новый жизненный стимул и поддержку.

Но Нина чувствовала недоверие к парню, невольно думая о том, что он может оказаться предателем, как отец. Иногда это приводило к ссорам. Но Олегу хватало терпения, чтобы объяснить Нине, какой он на самом деле.

Осенью Олега призвали в армию. Нина пошла в десятый класс. А маме оформили пенсию как инвалиду. Пока дочь была в школе, она смотрела сериалы и что-то вязала на спицах, потом распускала и вязала опять.

Отец звонил каждую неделю. Нина бросала трубку. Но однажды она не нажала сразу на сброс. Оставила трубку у уха.

Он говорил быстро, боясь, что прервется связь. Нина не отвечала, но он надеялся, что она его слушает. Он просил прощение. Много раз. Говорил, как сильно любит ее, как ему не хватает общения с ней.

Сердце дочери дрогнуло. Она готова была ответить, что тоже любит отца и думает о нем каждый день. Но тут он сказал, что у Нины теперь есть сестра, что у него родилась еще одна дочь. Общий с чужой женщиной ребенок.

И Нина бросила трубку. Она заперлась в ванной и не смогла сдержать рыдания. Открыла воду, чтобы мама ничего не услышала. Казалось, что внутри прорвало плотину и слезы широкой рекой лились наружу.

С тех пор она не слушала отца. Он звонил, она бросала трубку. На перезвон не отвечала. Через время он звонить перестал.

Когда Олег вернулся из армии, а Нине исполнилось восемнадцать, они поженились. Скромно, без больших застолий, в узком семейном кругу отметили это событие.

Муж поселился у Нины. Она не могла оставить маму одну. Олег заканчивал университет и работал. Нина поступила на филфак заочно. И сразу устроилась в школу, пока не педагогом, но на замещения ее иногда ставили.

Только состояние мамы доставляло беспокойство. Она таяла на глазах. Почти ничего не ела. И теперь уже дремала под сериалы. Она тихо умерла накануне двадцатилетия Нины.

Прошло тридцать лет. За эти годы у Нины с Олегом родилось трое детей. Все уже выросли. Старшие сыновья создали свои семьи. Появились и внуки. Младшая дочь – студентка. Пока с родителями.

И теперь в устоявшейся жизни Нины снова появился отец. Его голос в трубке, несмотря на то, что сильно изменился, все равно звучал, как родной. Отец плакал и снова просил прощение.

Он пытался рассказать все, что было с ним в то время, когда он решил уйти от мамы Нины. Он говорил и говорил, как его сломало рождение сына, что чувствовал он сам, и ничего не мог с этим поделать.

Нина слушала и слезы текли по ее щекам, а она даже не пыталась их смахнуть.

-Доченька, мне так жаль! Я так люблю тебя! Я бы так хотел тебя обнять! Прости меня, пожалуйста!

-Я прощаю.

Нина смогла это сказать. Она поняла, что на самом деле может простить отца.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *